Российская Академия Наук

Институт Нефтехимии и Катализа

Ответ на информационное сообщение, размещенное администрацией УФИЦ РАН на сайте о ситуации в ИНК РАН

В связи с появившейся публикацией, размещенной администрацией УФИЦ РАН на сайте УФИЦ РАН, о сложившейся ситуации в обособленном структурном подразделении Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук – Институте нефтехимии и катализа УФИЦ РАН, обращениями группы молодых ученых, заведующих лабораториями и научных сотрудников института в поддержку уволенного с должности исполняющего обязанности директора института Дьяконова В.А., сообщаем:

1. Цитата из сообщения УФИЦ: «21 мая 2020 года трудовой договор с и.о. директора ИНК УФИЦ РАН Дьяконовым В.А. был прекращен по п. 10 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с прекращением допуска к государственной тайне».

В ответ на приведенные выше сведения сообщаем. Приказ об увольнении Дьяконова В.А с должности директора Института нефтехимии и катализа УФИЦ РАН, подписанный врио Председателем УФИЦ Мустафиным А.Г., является грубым нарушением трудового законодательства РФ, так как данный приказ был издан в период нахождения Дьяконова В.А. на больничном, который продолжается и по сей день. Согласно этому приказу основанием для увольнения послужило отсутствие у Дьяконова В.А. третьей формы допуска к государственной тайне, который был снят с него Мустафиным А.Г. в октябре 2019 года.

Суть данного вопроса:

В мае 2019 года Дьяконов с семьей выехал на отдых в Турцию, не сообщив в 1 отдел УФИЦ РАН о своем отъезде, поскольку ранее сотрудникам, имеющим третью форму допуска, разрешалось свободно выезжать за рубеж, не сообщая в специальные органы власти. После возвращения из Турции Дьяконов В.А был приглашён в ФСБ по РБ для объяснения этой оплошности. Ему было предъявлено административное наказание в виде штрафа в размере 3-х тыс. рублей. После этого, в июле Дьяконов В.А., с разрешения Мустафина А.Г., выезжал на международные научные конференции с приглашенными устными докладами во Францию (г. Париж) и в Португалию (г. Лиссабон). Все эти поездки Мустафин А.Г. согласовывал, доверие к Дьяконову В.А. не терял. У нас имеются копии всех документов, по которым проходило согласование данных выездов за рубеж. Спустя 5 месяцев без объяснения и, не ставя в известность Дьяконова В.А., Мустафин А.Г. в одностороннем порядке издает приказ о снятии с него третьей формы допуска к государственной тайне. При этом важно отметить, что в трудовом договоре между работодателем УФИЦ РАН и Дьяконовым В.А. нет никаких дополнительных соглашений о наличии какой-либо формы допуска к государственной тайне. Более того, Дьяконову В.А за все четыре года пребывания на посту директора ИНК УФИЦ РАН ВООБЩЕ не выплачивались никакие надбавки за работу с гос.тайной. Поэтому абсолютно нелепо приказом снимать с Дьяконова В.А. то, чего у него не было указано в трудовом договоре. Из этого следует, что приказ о снятии третьей формы допуска к государственной тайне является необоснованным.

Кроме того, указанный выше приказ был издан Мустафиным А.Г., по его утверждению, на основании представления ФСБ по РБ. Этого представления не видел никто – ни Дьяконов, ни сотрудники первого отдела УФИЦ РАН.

Впоследствии Дьяконов В.А. обратился с исковым заявлением в Верховный суд РБ об отмене приказа УФИЦ РАН о прекращении ему допуска к государственной тайне. Судья, которая должна была рассматривать данное дело, Козлова Н.В., которую практически перед началом судебного заседания вдруг без объяснения причин заменили на Тазетдинову Г.А., которая впоследствии и вынесла решение первой инстанции о законности приказа Мустафина А.Г. В настоящее время подана апелляционная жалоба, которая находится на стадии рассмотрения.

Из вышеизложенного следует, что приказ об увольнении Дьяконова с должности директора Института нефтехимии и катализа УФИЦ РАН из-за отсутствия у него третьей формы допуска к государственной тайне является незаконным, так как по данному вопросу еще не принято окончательное судебное решение. К тому же, в настоящее время в Институте не ведутся секретные работы по оборонной тематике, поэтому снятие Дьяконова В.А. с должности директора института из-за отсутствия допуска к государственной тайне так же является незаконным. Более того, у большинства директоров ОСП УФИЦ РАН отсутствует третья форма допуска к гос.тайне, но они продолжают спокойно работать на этих должностях.

Касательно прокурорской проверки, о чем появился странный пресс-релиз на сайте прокуратуры РБ и на сайте УФИЦ РАН, сообщаем следующее, что в отличие от сведений, размещенных как сайте УФИЦ РАН, так и в других источниках, в Институте нефтехимии и катализа была проведена единственная прокурорская проверка еще в феврале 2020 года, причем по просьбе зам. председателя УФИЦ РАН Логинова О.Н. с согласия Мустафина А.Г. Прокурорская проверка не обнаружила в деятельности института серьезных финансово-хозяйственных недостатков, причем проверяющие неоднократно отмечали, что данная работа в институте поставлена на высоком уровне. Что касается незаконных выплат и принятия на работу супругу на должность зав. Лабораторией сообщаем следующее – данная лаборатория была организована в рамках Нацпроекта «Наука», деньги на которую институт выиграл на конкурсной основе, и все победители этого конкурса после открытия финансирования автоматически стали руководителями лабораторий, которые должны были пройти по конкурсу на замещение вакантных должностей. Таких лабораторий в УФИЦ РАН пять. Для руководства УФИЦ в 2019 году стало «большим сюрпризом» то, что супруга Дьяконова В.А., проработавшая в УФИЦ уже 19 лет, становится вдруг объектом конфликта интересов. И вот по этому надуманному обстоятельству и было вынесено представление прокуратуры и дисциплинарное взыскание. Выплаты, хотим отметить это особо, были сделаны абсолютно законно! В противном случае этот факт давно бы уже перешел в разряд уголовного делопроизводства. Данная лаборатория организована в рамках УФИЦ РАН, и на должность заведующего этой лабораторией супруга Дьяконова В.А. прошла на конкурсной основе, ее назначение было утверждено самим Мустафиным А.Г. Выплаты в размере 580 тыс. рублей – это выплаты по грантам, выигранным на конкурсной основе за период 2018-2019 гг. В УФИЦ РАН после заседания конфликтной комиссии в составе с представителем прокуратуры Галиевым Р., Сафиуллиным Р.Л., Головко Н.Л., Носаревой С.П., Емелина С.М., Орловой Е.В. какая-либо незаконность выплат даже не рассматривалась, выплаты были законными, и они были сделаны по грантам РНФ и РФФИ.

Единственное, на что обратила прокуратура внимание института, это на систему выплат за секретность сотрудникам, имеющим допуск к государственной тайне. По этому поводу руководство ИНК УФИЦ РАН, опираясь на законодательство РФ по вопросам выплат за секретность в обязательном порядке лицам, имеющим допуски к закрытым работам или своим служебным обязанностям, осуществляло в полном соответствии с Постановлением Правительства РФ от 18 сентября 2006 года №573, причем эти выплаты были в минимально допустимом размере. Подробное объяснение по этому вопросу было направлено руководству УФИЦ РАН.

Касательно нарушения федерального законодательства о противодействии терроризму, несоблюдения обязательных требований по антитеррористической защищенности института, как это указано в публикации администрации на сайте УФИЦ РАН, еще раз подтверждает злонамеренность руководства Центра по отношению к Дьяконову В.А.

В период самоизоляции всех сотрудников института, в том числе и директора, в связи с короновирусом, рано утром (7.30) под руководством куратора УФИЦ РАН от ФСБ совместно с одним из бывших сотрудников нашего учреждения, перелезли через забор и положили коробку во дворе с так называемой "бомбой". Через час после «террористического акта» куратор появился в институте и пригласил директора из дома дать пояснения, почему вахтер не нашел эту так называемую "бомбу". По этому инциденту он составил акт о несоблюдении бдительности в институте и отсутствии во дворе видеонаблюдения, на установку которого Институт нефтехимии и катализа неоднократно обращался в УФИЦ за разрешением. Решение УФИЦ по данному вопросу так принято и не было. Акт был передан руководству Центра, на основании этого акта Дьяконову В.А. был вынесен выговор.

Нас особо поражает желание Мустафина А.Г. "сохранить высококвалифицированный кадровый состав и научный потенциал института, поддержать на высоком уровне финансовую дисциплину и своевременное выполнение государственного задания." В институте (ИНК РАН), который и так на сегодня является одним из ведущих институтов Центра и единственным среди всех институтов Центра, ранжированный межведомственной комиссией как институт 1-й категории. По всем наукометрическим показателям, высокопрофессиональному кадровому составу, оснащенностью современным научным оборудованием, мобильностью сотрудников, финансовому обеспечению, количеству грантов различных научных фондов и развитию современных научных направлений с учетом мировых тенденций институт входит в число лучших академических институтов Российской Федерации.

 

Теперь кратко о деятельности Мустафина А.Г. и его заместителей на посту врио руководителя УФИЦ РАН:

1. Освободил от должности и.о.научного руководителя УФИЦ РАН член-корр. РАН Джемилева У.М.

2. Попытался сменить научного руководителя крупного гранта-проекта Минобрнауки на сумму 160 млн.рублей, выигранного Джемилевым У.М. с сотрудниками на себя. К счастью попытка не удалась.

3. Снял с должности директора БашНИИ сельского хозяйства доктора наук Чанышева И.О.

4. Освободил от должности директора ИНК РАН молодого, талантливого и успешного профессора РАН Дьяконова В.А.

5. Провалил крупный проект создания селекционного центра.

6. Полностью провалил получение крупных финансовых ресурсов от Минобрнауки на переоснащение научным оборудованием в размере 40 млн. рублей, при этом Казанский федеральный центр на эти же цели получил 150 млн.рублей, причем, для сведения, Казанский центр в 2 с лишним раза меньше УФИЦ РАН.

7. На сегодня УФИЦ РАН имеет огромную финансовую задолженность по налогам и сборам, которую Мустафин постоянно пытается покрыть путем административного изъятия финансовых ресурсов у институтов Центра

8. Руководитель нашей Республики Хабиров Р.Ф. неоднократно повторял, что создание НОЦ (научно-образовательные центры мирового уровня) в РБ – это одна из приоритетных задач для науки Республики. Казалось бы, что кто как не УФИЦ должен был быть флагманом в реализации этой инициативы Главы РБ. Что мы имеем – по результатам конкурсного отбора заявок на НОЦ — УФИЦ РАН не только не подготовил собственную заявку, но и не вошел ни в один НОЦ на территории РФ. Для сравнения, Казанский научный центр, почти в два раза по численности меньший, чем УФИЦ РАН, вошел в качестве головной организации и участником в пять таких НОЦов в России.

Наверх